Торнадо

Лёгкая авиетка, спортивный самолёт Владруба, стоял на полосе. В кабине возился Боганат, который уже в совершенстве овладел его управлением. Предстоял перелёт из Орли  на посадочную полосу Подмосковной Кубинки.

Диспетчер дал добро, сигнальщик указал направление движения по полосе, машина двинулась легко и бесшумно покатилась в сторону второй взлётной полосы. Боганат вёз долгожданный подарок знакомому музыканту из Звенигорода — это был парашют пара план. Ранец с пара планом аккуратно лежал на переднем сиденье, прямо под рукой. Взлёт и подъём на нужную высоту занял некоторое время, а спустя 30 минут Боганат вёл авиетку в воздушном коридоре, пролетая Германию и Польшу.

Небо было чистым, иногда воздушные потоки подбрасывали самолёт, а иногда он проваливался на 100-200 метров. Это был район характерных восходящих потоков, всё зависело от рельефа местности, от того, что находилось на ней.

Справа по курсу появилась красная спортивная модель, в кабине пилота сидела девушка. Она послала воздушный поцелуй и умчалась в бок, реверсивный след быстро рассеивался в воздухе. «Как-то ветрено, — подумал Боганат, — меня терзают смутные сомнения…» Потом он увидел летящих двух крупных птиц, которые с большим усилием пытались выйти из подхватившего их потока. Они с силой устремлялись вниз, но было видно, как воздушный поток выносил их всё выше и выше… Начало трясти машину.

Боганат быстро осмотрел приборы, огляделся вокруг. Слева он увидел танцующий торнадо, а чуть в стороне ещё два, поменьше. Он присвистнул от неожиданности и запросил диспетчера о погоде. В наушниках зашипело, начало трещать так, что пришлось быстро их с себя снять.  Ураган развивался и рос, как говорят — с ужасающей скоростью. И пока была возможность, Боганат надел на себя парашют. Он сердцем почуял неладное, что-то зловещее было в этих танцующих гигантах. Было заметно, что самолёт постепенно затягивало в ближайший торнадо. Все пилотажные приёмы оказались бессильны, самолёт несла стихия. Тогда Боганат стал набирать максимальную высоту, с опаской глядя, как падает стрелка на топливном приборе. Навигатор показал, что он теперь очень далёк от своего маршрута, было трудно понять, где его самолёт, над какой он летит территорией.

Авиетка была рассчитана на подъём до 6-7 тысяч метров, а голова урагана касалась плотных туч, невесть откуда взявшихся при хорошей-то погоде. Показалось, что скорость вращения в трубе урагана разная — выше она была быстрее, ближе к земле как будто замедлялась. Всё, что происходило с этого момента, нельзя обозначить одним десятком или сотней слов. Да и что можно сказать, если ничего не понятно, где верх, где низ. Как будто ты выпал из своего мира и попал  в совершенно другой, никому неизвестный и абсолютно непригодный для обычной жизни. Всё- таки воронка затянула самолёт внутрь трубы, и началось самое страшное — бешеное скольжение по окружности торнадо.

Три торнадо слились в один, это была мощная нога вихря громадного размера.

Пилот не терял присутствия духа. Бронированные окна ещё держались, поэтому в кабине можно было дышать. Но Боганат надел противогаз с баллоном и приготовился к худшему. Неожиданно для себя он развернул руль в глубину трубы… и машина заскользила внутрь! В экстремальном состоянии секунды кажутся часами. Неважно, но когда он оказался в самой трубе, он поразился — здесь всё иначе, чем кажется снаружи. Гремела обшивка авиетки — различный хлам и деревья, летящие в вихре, сделали своё дело — самолёт начал разваливаться. Подумал пилот: — «От чего это — именно мне и так больно?!» Вдруг он увидел красный самолёт блондинки! Его несло вихрем на противоположной стороне… Боганат подумал с облегчением: — «Ну, слава Богу, я не один! Может, она ещё жива?!» Его самолёт приближался к красной кабине, хотя ещё было далеко. Уже не было хвоста и крыльев, но кабина на обломке фюзеляжа всё ещё неслась по воздуху внутри трубы. Сказать, что этот воздух был приятен, значит соврать. А иногда казалось, что дышать нечем.

Большим обломком стал красный самолёт, он был в худшем состоянии. Вот-вот развалится окончательно… Девушка пилот увидела Боганата, она замерла, онемела полностью.

Ситуация была ясная: сейчас или через мгновение всё закончится навсегда. И сомнений не оставалось. Это помогло принять быстрое решение. Пилот выпрыгнул из кабины в вихрь, сгруппировался телом и заскользил в сторону красного обломка. Вдруг вращение трубы стало быстро меняться — всё по спирали заскользило вверх с нарастающей скоростью. Удалось схватиться за что-то, торчавшее из кабины, когда обломки достигли наивысшей точки — громадной воронки из плотных туч. Жуткая сила изнутри разорвала обломки кабины красного самолёта. На одном из них лежала девушка-пилот, держась руками за что-то. И из своего жерла вихрь выплюнул всё, что подхватил с земли. Прекратилось вращение, снова прежнее небо на жуткой высоте… и падение…

Пилот увидел, что обломок с девушкой скользит по воздуху, как опытный сёрфингист, это напоминало падение кленового листа. И представил себе ужас этой девушки, её состояние и ощущения. Подумал он:- » Я всё равно падаю… Так, надо скользить к ней. И если догоню»…

Словно стриж он со свистом резал воздух, молнией падая к земле. Оставалось от 3-х до 1 км до земли, когда ему удалось догнать падающий обломок. Он крикнул, но звука не было, его отнесло в вышину. Чудо, что она посмотрела в его сторону. И сразу поняла, что надо прыгать в его сторону. Через минуту их руки встретились, ещё минута… и хлопнул купол раскрывшегося пара плана над головой! Манипулируя стропами, Боганат опускался на землю с девушкой на груди.

Она была опытным пилотом и хорошей парашютисткой, приземлению мог позавидовать любой инструктор.

Пилоты лежали на траве, слушая пение птиц, не веря своей удаче. Боганат спокойно соображал:- «Машине каюк… зато подарок при мне… Владруб поймёт… Надо выбираться… а где мы?» И он встал, потирая ушибленное колено. Девушка смотрела на него во все глаза. Подошла и стала вытирать ему глаза платком, оказалось это были слёзы вперемешку с грязью и ещё неизвестно чем, из этой трубы.

Оба были грязные, в разорванной одежде, обоих сильно шатало из стороны в сторону. Рядом протекала речка, где они привели себя в относительный порядок.

К ним вернулся голос, они сообразили, что могут друг у друга что-нибудь спросить. «Привет!» — сказал Боганат. Она ответила:»Salutе!»
Он:» Меня зовут Боганат!» Она ответила:» Ivetta!»
Они пошли рядышком по полю в сторону городка, который приметил ещё с неба. Он сказал ей: «А у нас такие тачки ездят…»

Поле переходило в лесополосу, потом, за небольшим оврагом, начинались дома. Блестела трава после бури, небо ослепительно голубело небесной чистотой.