Белеет парус одинокий…

У каждого человека есть воспоминания. И если детство у него  было солнечным, оно вызывают умиление,  радость приобщения к нему, почти забытому. Из глубины встают заповедные тропы к чистому и светлому, что заложено в человеке от природы. Читать далее «Белеет парус одинокий…»

Торнадо

Лёгкая авиетка, спортивный самолёт Владруба, стоял на полосе. В кабине возился Боганат, который уже в совершенстве овладел его управлением. Предстоял перелёт из Орли  на посадочную полосу Подмосковной Кубинки.

Диспетчер дал добро, сигнальщик указал направление движения по полосе, машина двинулась легко и бесшумно покатилась в сторону второй взлётной полосы. Боганат вёз долгожданный подарок знакомому музыканту из Звенигорода — это был парашют пара план. Ранец с пара планом аккуратно лежал на переднем сиденье, прямо под рукой. Взлёт и подъём на нужную высоту занял некоторое время, а спустя 30 минут Боганат вёл авиетку в воздушном коридоре, пролетая Германию и Польшу.

Небо было чистым, иногда воздушные потоки подбрасывали самолёт, а иногда он проваливался на 100-200 метров. Это был район характерных восходящих потоков, всё зависело от рельефа местности, от того, что находилось на ней.

Справа по курсу появилась красная спортивная модель, в кабине пилота сидела девушка. Она послала воздушный поцелуй и умчалась в бок, реверсивный след быстро рассеивался в воздухе. «Как-то ветрено, — подумал Боганат, — меня терзают смутные сомнения…» Потом он увидел летящих двух крупных птиц, которые с большим усилием пытались выйти из подхватившего их потока. Они с силой устремлялись вниз, но было видно, как воздушный поток выносил их всё выше и выше… Начало трясти машину.

Боганат быстро осмотрел приборы, огляделся вокруг. Слева он увидел танцующий торнадо, а чуть в стороне ещё два, поменьше. Он присвистнул от неожиданности и запросил диспетчера о погоде. В наушниках зашипело, начало трещать так, что пришлось быстро их с себя снять.  Ураган развивался и рос, как говорят — с ужасающей скоростью. И пока была возможность, Боганат надел на себя парашют. Он сердцем почуял неладное, что-то зловещее было в этих танцующих гигантах. Было заметно, что самолёт постепенно затягивало в ближайший торнадо. Все пилотажные приёмы оказались бессильны, самолёт несла стихия. Тогда Боганат стал набирать максимальную высоту, с опаской глядя, как падает стрелка на топливном приборе. Навигатор показал, что он теперь очень далёк от своего маршрута, было трудно понять, где его самолёт, над какой он летит территорией.

Авиетка была рассчитана на подъём до 6-7 тысяч метров, а голова урагана касалась плотных туч, невесть откуда взявшихся при хорошей-то погоде. Показалось, что скорость вращения в трубе урагана разная — выше она была быстрее, ближе к земле как будто замедлялась. Всё, что происходило с этого момента, нельзя обозначить одним десятком или сотней слов. Да и что можно сказать, если ничего не понятно, где верх, где низ. Как будто ты выпал из своего мира и попал  в совершенно другой, никому неизвестный и абсолютно непригодный для обычной жизни. Всё- таки воронка затянула самолёт внутрь трубы, и началось самое страшное — бешеное скольжение по окружности торнадо.

Три торнадо слились в один, это была мощная нога вихря громадного размера.

Пилот не терял присутствия духа. Бронированные окна ещё держались, поэтому в кабине можно было дышать. Но Боганат надел противогаз с баллоном и приготовился к худшему. Неожиданно для себя он развернул руль в глубину трубы… и машина заскользила внутрь! В экстремальном состоянии секунды кажутся часами. Неважно, но когда он оказался в самой трубе, он поразился — здесь всё иначе, чем кажется снаружи. Гремела обшивка авиетки — различный хлам и деревья, летящие в вихре, сделали своё дело — самолёт начал разваливаться. Подумал пилот: — «От чего это — именно мне и так больно?!» Вдруг он увидел красный самолёт блондинки! Его несло вихрем на противоположной стороне… Боганат подумал с облегчением: — «Ну, слава Богу, я не один! Может, она ещё жива?!» Его самолёт приближался к красной кабине, хотя ещё было далеко. Уже не было хвоста и крыльев, но кабина на обломке фюзеляжа всё ещё неслась по воздуху внутри трубы. Сказать, что этот воздух был приятен, значит соврать. А иногда казалось, что дышать нечем.

Большим обломком стал красный самолёт, он был в худшем состоянии. Вот-вот развалится окончательно… Девушка пилот увидела Боганата, она замерла, онемела полностью.

Ситуация была ясная: сейчас или через мгновение всё закончится навсегда. И сомнений не оставалось. Это помогло принять быстрое решение. Пилот выпрыгнул из кабины в вихрь, сгруппировался телом и заскользил в сторону красного обломка. Вдруг вращение трубы стало быстро меняться — всё по спирали заскользило вверх с нарастающей скоростью. Удалось схватиться за что-то, торчавшее из кабины, когда обломки достигли наивысшей точки — громадной воронки из плотных туч. Жуткая сила изнутри разорвала обломки кабины красного самолёта. На одном из них лежала девушка-пилот, держась руками за что-то. И из своего жерла вихрь выплюнул всё, что подхватил с земли. Прекратилось вращение, снова прежнее небо на жуткой высоте… и падение…

Пилот увидел, что обломок с девушкой скользит по воздуху, как опытный сёрфингист, это напоминало падение кленового листа. И представил себе ужас этой девушки, её состояние и ощущения. Подумал он:- » Я всё равно падаю… Так, надо скользить к ней. И если догоню»…

Словно стриж он со свистом резал воздух, молнией падая к земле. Оставалось от 3-х до 1 км до земли, когда ему удалось догнать падающий обломок. Он крикнул, но звука не было, его отнесло в вышину. Чудо, что она посмотрела в его сторону. И сразу поняла, что надо прыгать в его сторону. Через минуту их руки встретились, ещё минута… и хлопнул купол раскрывшегося пара плана над головой! Манипулируя стропами, Боганат опускался на землю с девушкой на груди.

Она была опытным пилотом и хорошей парашютисткой, приземлению мог позавидовать любой инструктор.

Пилоты лежали на траве, слушая пение птиц, не веря своей удаче. Боганат спокойно соображал:- «Машине каюк… зато подарок при мне… Владруб поймёт… Надо выбираться… а где мы?» И он встал, потирая ушибленное колено. Девушка смотрела на него во все глаза. Подошла и стала вытирать ему глаза платком, оказалось это были слёзы вперемешку с грязью и ещё неизвестно чем, из этой трубы.

Оба были грязные, в разорванной одежде, обоих сильно шатало из стороны в сторону. Рядом протекала речка, где они привели себя в относительный порядок.

К ним вернулся голос, они сообразили, что могут друг у друга что-нибудь спросить. «Привет!» — сказал Боганат. Она ответила:»Salutе!»
Он:» Меня зовут Боганат!» Она ответила:» Ivetta!»
Они пошли рядышком по полю в сторону городка, который приметил ещё с неба. Он сказал ей: «А у нас такие тачки ездят…»

Поле переходило в лесополосу, потом, за небольшим оврагом, начинались дома. Блестела трава после бури, небо ослепительно голубело небесной чистотой.

Игры детства

Босоногое, расцарапанное, мяч улетевший в небо…

Когда-то Первое апреля стало праздником: абсолютно весенним, светлым и лёгким, обещающим долгожданное лето с его волшебными отпусками. Первоапрельское настроение захватило и меня. Я написал к этому дню короткий рассказ об играх детства, надеясь поделиться с читателем приятными воспоминаниями.

Конец 60-х, город Джамбул в Казахской ССР, одной из республик могучего, но бывшего СССР.

Чем занимались мы с третьего по шестой класс?

— Огороды, сараи, крыши, купанье в фонтанах, лазанье по «запретной зоне» в центре города, Комсомольский парк, газировка…

Бутылёшник: пугач, леденцы, йо-йо и резиновые яблоки из соски…

Кинофильм всех времён и народов «Фантомас».

У самого синего моря

Сидит фантомас дядя Боря,

И солнце светит ему в правый глаз, 

Дядя Боря — фантомас.

Глава джамбульской детворы – Гойко Митич и боевики про индейцев… Ружья с пульками, луки и стрелы, «чижик», прятки, футбол, волейбол и «картошка», «Кондалы», «Штандр», «балда», прятки, игры в беседке, игры на стройке, игра в войнушку…

Тайники, клады, заветные дупла на высоких деревьях.

Центральная игра — «лянга».

Кораблики из коры и подлодки в городском арыке, «ювелирные» кольца из проволоки и эбонита, ремни из «лапши», планеры, змеи, парашюты.

Изготовление и метание томагавка, ножей, циркулей и ножниц…

Рыцарские доспехи, мечи и кинжалы, самострелы различного действия, рогатки, болты на винтах с серой, поджиги, взрывпакеты из магния, карбидные мины, сера спичек и хлопушек…

Велики и самокаты, бильярд и метеозонды.

«Казаки-разбойники» вокруг дома, стрелки этих маршрутов…

Курение листвы и бычков.

Собирание марок, монет, спичечных этикеток…            

Запойное чтение книг и журналов (даже по ночам под одеялом с помощью фонаря).

Некоторые подглядывали в женском душе гостиницы «Жамбыл», потом делились своими наблюдениями: не более, чем зов природы.

Поздними вечерами пугали прохожих из-за кустов подсвеченной маской из половинки съеденного арбуза…

Зимний хоккей повсюду с клюшками из гнутых у основания веток, каток на городской площади и во дворе, катание на чём придётся с горок на Ташкентской, за площадью Ленина.

Снежки и крепости, снежные бабы, прыжки на сугробы с сараев, рытьё ходов под снегом, катание по насту на заднице при сильном ветре с помощью зонта, эти же зонты в качестве недолговечных парашютов.

Горные (были у Шумакова Васи) лыжи и салазки, теннис настольный, бадминтон.

Систематическое поедание арбузной кучи в сарае.

Приключения с Сашкой Эберлингом (партийная кличка «Рыжий») – Геккльберри Финн нашего района. Часто ходили друг к другу в гости и на дни рождения, фотографировали, печатали фотографии, делали комбинированное фото.

Боролись на траве, играли в «царя горы», всегда околачивались на разрытых ямах и у куч песка и земли…

Жевали древесную смолу и гудрон, ели «солдатский хлеб» (листья деревьев), выедали патоку из длинных «свистулек» акаций, залезали на деревья для парашютирования вниз на ветках в парке.

Бегали в магазин за прессованными брикетами какао и кофе с сахаром, откусывали друг у друга мороженное, бутерброды, была игра «48, половинку просим»…

Пускали самолётики из бумажного листа, делали всевозможные газетные головные уборы, лепили, рисовали, грызли свои пионерские галстуки, носили их косынкой на голове, рисовали на них, собирали значки, рассказывали такие страшные истории(!).

Показывали друг другу «супер-приёмчики» борьбы и бокса на все случаи жизни.

Мечтали и трепались почём зря.

Брали саечку за испуг, а как же!

Вместе бегали за девчонками, причиняя им, бедным, всевозможные страдания: обстрел из всех видов самострелов, включая и трубочку с пшеном или бумагой, дёргая за косички, толкаясь и прячась, тайно вздыхая и каждый день умирая от любви раз по десять кряду…

Тайно фотографируя свою девочку (фотоаппарат прятался за пиджаком, объектив выглядывал в проёме между пуговиц), храня потом эти драгоценные снимки в тайниках.

Рвали цветы на клумбах, вылизывали из них нектар.

Вообще — ели всё!

Показывали разные фокусы друг другу: как сами по себе поднимаются руки, как вырубиться от нажатия на солнечное сплетение, играли в карты, домино, настольные игры, всё время были в движении, бегали и орали…

Играли в пристеночек на мелочь, в «би-би…», асики…

С увлечением поливали плавящейся от огня пластмассой траву, играли в чехарду (в «слона»)…

А ещё было озорство на уроках: сами двигались шторы, поднималась рука скелета, стоящего в углу, дёргались вымпелы на стене. Всё это приводилось в движение закреплённой и протянутой ниткой. Бедные наши учителя

Праздничные демонстрации — это отдельная тема. Кто-нибудь из читателей может сам её раскрыть со своими подробностями. Думаю, мы не пожалеем, если узнаем! 

Пасха с её разноцветьем яичной шелухи, валяющейся повсеместно.

А ещё лирические прогулки по улицам города, звучали песни, мы любовались цветными фонтанами на городской площади.

Где был песок, там строили города с мостами и аллеями… А на мягкой земле игра в ножички в «города», бросание пыльных гранат в друг друга. А потом посещение общественной бани с отцом, или мама отстирывала свою «свинью» в белоснежной ванне…

Посещение магазинов, особенно «Детского мира»… Сколько всего! Глаза разбегаются и в канцелярском магазине на обилие блокнотиков, ручек и прочих соблазнов.

И бегом в аптеку за витаминами, сушеной малиной-черникой, гематогеном…

Любимые шашлыки на алюминиевой проволоке за 24 копейки, с хлебом, луком, солью и уксусом, купленные не в кредит, а на ворованную мелочь и родительские ежедневные школьные субсидии.

А ещё была и культурная, правильная жизнь под ручку с родителями, в чистом костюмчике, в театр или на концерт.

Наши родители выстояли, вынесли наше взросление, спасибо им!

Сколько раз они ходили к друг другу для выяснения различных обстоятельств!? Ну, например, подбитого глаза, разбитого окна и т.п. А их немедленное прибытие в школу на трепетную встречу с учителями по требованию классного руководителя…

Милое детство! О подлом плевании с балкона, бросании молочных пакетов и резиновых шаров с водой на головы своих противников, о наполнении песком молочных треугольных пакетов и рванных мячей, чтоб их (дураки!) пинали…

О детских драках один на один и коллективных — улица на улицу, мы скромно помалкиваем.

А как отбирали и рвали у нас мячи разъярённые старшие товарищи за битые стёкла и мятые грядки в огороде. И о многом другом стоит, скромно потупившись, молчать.

Кое-что вспомнили, а то, что я забыл упомянуть, добавит любой из вас. Несомненно! Тем более, почти всё давно искуплено под ремнём, который в Чехии в шутку называют «Макаренко», а под Брянском «бодрильцем», линейкой, проводом от кипятильника, подзатыльниками, уховерченьем, и прочим нехитрым арсеналом, который до боли знаком, как говорят знающие люди.

 

Тайное логово. Часть II

Горы всегда были оплотом тайны. Вот и сейчас скалистая подкова скрывала от глаз то, что за ней скрывалось. А надо было узнать и увидеть ещё многое. Штирлиц выждал, и когда стало опускаться солнце, он привычно надел свой реактивный ранец. Читать далее «Тайное логово. Часть II»

Тайное логово. Часть III

Где обитатели, почему нет ни души? – эти мысли зависли в воздухе. – Автоматика?! Неужели подключена автоматика ко всему циклу жизнеобеспечения?! – Штирлиц улыбнулся, это могло быть правдой. Да, но где сами обитатели? И кто они, в конце концов?! Читать далее «Тайное логово. Часть III»

Тайное логово. Часть IV

В стороне от всех Боганат и Владруб стреляли из винтовок по странным, скачущим по скалам огонькам. Совершенно не вдаваясь в суть, они с пьяным самозабвением выстрелами гасили эти огоньки. Вскоре к ним присоединилась остальная компания. Читать далее «Тайное логово. Часть IV»

Мехико, в заведении кабальеро

Мехико – величественная столица древних индейцев. Современный мегаполис со всеми свойственными таким городам плюсами и минусами.

Нашлось местечко, где друзья смогли расположиться, заказать себе по три агуардьенте и буррито. Читать далее «Мехико, в заведении кабальеро»

Штирлиц и Кэт

Разведчики подобны марионеткам, как скажет командование, как сложатся обстоятельства, так и будешь выкручиваться из всех ситуаций или передряг подобно японским ниндзя, у которых есть цель и не может быть оправданий. Разведка – удивительное дело, ею занимаются профи, дилетантам в ней абсолютно нечего делать. Читать далее «Штирлиц и Кэт»